Дневник деклассированного классика
30/11/2019

Егор Поликарпов. Как я подрядился в переводчики на латинский язык: специально для проекта «ZAUMNIK.RU — Уроки древних языков»

Как я подрядился в переводчики на латинский язык

Как-то в середине 1980-х присутствовали мы, интеллигентские детишки среднего школьного возраста, на пионерском собрании. После уроков, вместо вольного бега домой настигла нас эта мера принуждения. Зато чуть ли не у всех фига в кармане. Некрасивая и невысокая пионервожатая, в профиль семитизированная, вещала какую-то тягомотину о пионерии. Подпускала и фальшивого пафосу для оживляжа:

дюрер святой себастьян

Альбрехт Дюрер. Мученичество святого Себастиана. 1495 г.

– Кто такой пионер?

Все молчат недоуменно. Костенеет фига в кармане: когда ж всё это кончится... Пионервожатая экстатически вскрикивает, все вздрагивают:

– Пионер – это всадник! А кто такой всадник?

Пифия пионерии победоносно оглядывает нас:

– Кто такой всадник, спрашиваю! Кто скажет?

Поднимается начитанный акселерат – троечник и профессорский сынишка. Пионервожатая не чует подвоха:

– Говори, слушаем тебя.

– В Древнем Риме всадниками называли купцов...

Школяры ухмыляются (скучнейший роман «Спартак», а прочитан!). Фигу разжали – пожинаем катарсис.

...Вспомнилось это, когда поисковый запрос о Тибулле отвечал мне в угаре автоматического перевода так: «Римский поэт Тибулл происходил из семьи наездника». – Карманная фига вернулась: сгинь, призрак, сгинь, злопамятная пионерка!

Не сгинет проклятое наваждение... И, спустя три десятилетия, стал я подрабатывать переводчиком на латинский язык, – да, именно на него с отечественного наречия, а не наоборот. Пришло изуверское поветрие – мода на татуировки, да еще латиноязычные, и – о чудо! – университетское образование стало нас порою поить – почти по академику Углову – хотя бы кефиром.

Телефонный звонок:

– Я студент-медик, буду патологоанатом. Хочу на руке татуировку сделать –– надпись латинскую: «этой глажу», а на другой – «этой режу». Можете перевести?

– Могём, – отвечаю на манер кедринских «Зодчих», но интересуюсь:

– А преподаватель латыни в вузе не может перевести? Не знаком с морфологией латинского глагола и склонением латинских местоимений?

ошибка в латыни

Страница из научно-популярной книги Льва Этингена «Страна Анатомия» (Москва, 1982). Чудовищна форма глагола dociunt (правильно: docent)! В остальном, правда, книжка незаурядная.

(Не знаком, ясное дело: глагол и местоимение вышвырнуты из курса медицинской латыни, а преподаватели ее кооптируются не из филологов-классиков.)

Патологоанатом обижается за латиниста:

– Она хороший преподаватель, но сказала, что не возьмется за столь ответственное дело.

– Ну что ж, а мы возьмемся, лицо безответственное филолог.

Взял да и перевел lege artis, что попросили: красуйся, патологоанатом, неведомой российским медикам латынью. А сам перед собой блеснул еще и пониманием дела – выбрал из латинской синонимики тот глагол, которым мотивировано словцо «прозекторская».

Несколько лет спустя рассказал я об этом случае знакомому священнику.

– Да как же Вы дерзнули-то на такой поступок! Вы ведь язычнику содействовали! Над попами-прохиндеями, просящими за них экзамен по греко-латинской части сдать, Вы измываетесь, а тут... – заверещал отец Михаил.

– Я ведь не татуировку папуасу сделал, – возражаю. – Перевести на латинский моему уму пища. А дальнейшая судьба такого экзерсиса меня не касается, – даже если на лбу каленым железом себе запечатлеют. Это то, что римские стоики называли res mediae, – нейтральные в моральном плане вещи: благими или злыми они станут от их дальнейшего применения. Однако, как скрытый моральный ригорист, Вас понимаю и в глубине души себя осуждаю.

Отец Михаил плюнул в телефонную трубку и взял отпуск – поехал на Афон любопытствовать. А я по-латыни толмачествовать продолжил: раз в столетие курьёз такой филологический выходит, надо посидеть в каверзниках, думаю.

Тут как раз пишет мне в соцсетях девчушечка:

– Можете перевести фразу: «меня исправит расстрел»?

– Могу. Только расстрел будет произведен стрелами.

– Это как???

– Вы имели в виду расстрел из какого оружия?

– Ну там пулеметы, автоматы...

– А когда изобрели пулеметы, автоматы?

– А это имеет значение? Без этих сведений перевод невозможен?!

– Вам на какой язык перевести надо?

– На латинский, на латынь... На нем же татуировки делают.

– Латынь – это язык древних римлян: у них не было ни пулеметов, ни автоматов.

– Вот это да-а... Значит, расстрел не переводится?

– Стрелами могут пронзить.

– А смысл не потеряется?

– Думаю, он даже отыщется.

– Ну-у, тогда это годится!

– А можно еще копьем или мечом – усекновение главы, так сказать...

– Нет, мечом не хочу что-то.

В итоге порешили на смерти без спецификаций. Ну и пропал весь аромат – без специй-то.

 

Τ Ε Λ Ο Σ

 


ДНЕВНИК ДЕКЛАССИРОВАННОГО КЛАССИКА

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — авторство, редактура, корректура, оформление; по вопросам сотрудничества и взаимодействия просьба писать сюда: zaumnik.ru@mail.ru, либо сюда: vk.com/repetitor_latyni, либо сюда: facebook.com/polycarpov.