Просветительский проект
ZAUMNIK.RU
УГОЛОК ЗАУМНЫХ НАУК
уроки древних
языков

Петер ДЕТТВЕЙЛЕР

Дидактика и методика древнегреческого языка

Если кто будет понимать богатый и отличающийся тонкими оттенками греческий язык настолько, чтобы глубже вникнуть в жизнь языка, тот в высокой степени разовьет в себе понимание языка вообще и подготовит себя ко всякой – даже самой серьёзной – научной работе
Дмитрий Корольков, из Предисловия переводчика

репетитор латинского языка в СПб

смерть Сократа

Жак-Луи Давид. Смерть Сократа, 1787 г. Принимая у тюремщика килик с цикутой, Сократ спрашивает: Τί λέγεις περὶ τοῦδε τοῦ πώματος πρὸς τὸ ἀποσπεῖσαί τινι; ἔξεστιν ἢ οὔ;Что думаешь об этом питье по части возлияния им кому-нибудь [из богов] — можно или нет? (Платон, Федон, 117 B). Ответ служителя читайте в указанном диалоге Платона.

онлайн древнегреческий язык

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙН
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
РЕПЕТИТОР УЧИТ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

Прежде: О преподавании греческого языка в духовных училищах

Первое склонение латинской грамматики

Далее: Как Лев Толстой изучал древнегреческий язык


Петер Деттвейлер. Дидактика и методика древнегреческого языка / Перевел с нем. Д. Н. Корольков
// Приложения к Циркулярам по Московскому учебному округу. М., 1900.
Интернет-публикация на основе указанного издания (с изменениями):
специально для проекта «ZAUMNIK.RU — Уроки древнегреческого языка и латыни»

Дмитрий КОРОЛЬКОВ

Предисловие переводчика книги Петера Деттвейлера «Дидактика и методика древнегреческого языка»

По справедливому мнению автора предлагаемой книги преподавание древнегреческого языка в гимназии подвергается в настоящее время величайшей опасности1. Образовательный идеал гуманистической гимназии основывается на связи и совместном преподавании обоих древних языков: латинского и древнегреческого, — и, таким образом, вместе с вопросом о древнегреческом языке решается и вопрос о дальнейшем существовании самой гуманистической гимназии. Опасность для древнегреческого языка заключается в направлении нашего времени, когда на первый план выступает полезное и практическое. Этого нельзя упускать из вида, так как воспитание и обучение во все времена подчинялось политическим, философским и экономическим течениям известной эпохи. Древнегреческий язык считается теперь предметом роскоши, принадлежностью аристократического образования, главным элементом того нравственно-эстетического образовательного идеала, который будто бы или совсем не нужен, или может теперь опираться на другие более доступные источники. Этим нападкам должно противопоставить действительные успехи, достигаемые преподаванием древнегреческого языка.

Награда за труд изучения древнегреческого

«Мы должны возможно скорее переходить с учениками к чтению авторов, которое одно может живо заинтересовать ученика и вознаградить его за тяжелый труд начального изучения греческого языка».

Если мы не будем в состоянии на деле доказать, что преподавание древнегреческого языка имеет важное значение для воспитания и всестороннего правильного развития современного человека, в таком случае преподавание этого предмета станет ненужным и бесцельным. Опасность, грозящая древнегреческому языку, особенно усиливается благодаря тем учителям, которые заявляют, что при данном числе уроков и при ограничении прохождения грамматики нельзя будто бы достигнуть никаких результатов. Грамматическое чтение авторов, при котором из-за разбора форм и частиц совершенно упускается из вида содержание, приносило и приносит делу преподавания древнегреческого языка громадный вред. Мы должны возможно скорее переходить с учениками к чтению авторов, которое одно может живо заинтересовать ученика и вознаградить его за тяжелый труд начального изучения древнегреческого языка. Только основательное чтение и глубокое понимание писателей может иметь воспитывающее влияние и приучить учеников к серьёзной и плодотворной умственной работе, а не к подготовке заданных уроков. В этом случае наши цели будут тожественны с теми, которые ставил себе новогуманизм в лице Фридриха Августа Вольфа. При обучении древнегреческому языку в гимназии нашей единственной задачей должно быть ознакомление учеников по источникам с прекраснейшими и совершеннейшими произведениями древнегреческой литературы, которая так богата типическими образцами и имеет высокое воспитательное значение. Изучение форм языка отступает при этом на второй план, являясь только средством к достижению намеченной цели. При указанном условии знание древнегреческого языка принесет пользу для многих и будет необходимо каждому, кто в области истории (в обширном смысле этого слова) и в области литературно-эстетической желает считаться получившим научное и философское образование. С точки зрения содержания и формы древние греки дали нам образцы, которые отличаются простотой и недосягаемым величием; руководясь ими, мы можем уберечься от крайних увлечений современности и на них развить свой вкус, фантазию, способность суждения и волю. Ежедневное занятие важнейшими вопросами частной и общественной жизни, которое является результатом самостоятельного усвоения содержания читаемых авторов, по необходимости расширяет умственный кругозор учащихся и дает им идеальное направление. Этой цели нельзя было бы достигнуть только при помощи переводов, так как это противоречило бы основному характеру гимназии, как школы подготовляющей к занятию наукою. Первым признаком всякой научной работы является то, что мы почерпаем содержание прямо из источника, а не делаем заимствования из вторых рук. Далее, при пользовании одними переводами было бы утрачено всё то благотворное влияние, которое оказывает изучение иностранного языка. Если кто будет понимать богатый и отличающийся тонкими оттенками древнегреческий язык настолько, чтобы глубже вникнуть в жизнь языка, тот в высокой степени разовьет в себе понимание языка вообще и подготовит себя ко всякой — даже самой серьёзной — научной работе. Этого нельзя было бы достигнуть в гимназии при изучении одного латинского языка, и мы должны сделать все для того, чтобы сохранить в гимназии единственный предмет, преподавание которого не имеет утилитарного характера. Отказаться от древнегреческого языка гимназия может и даже должна лишь в том случае, если она не будет достигать указанной выше цели, ἐὰν εἰδῶμεν οὐδὲν ἐνόν, так как честь гимназии не позволила бы ей довольствоваться только кажущимся знанием.


1 В целях настоящего Интернет-издания, во избежание неоднозначности, везде в тексте публикации термин «греческий» был заменен на «древнегреческий» и «этимология» — на «морфология».


Что касается начального преподавания древнегреческого языка, то цель его существенно различается от преподавания в низших классах латинского языка. Если в последнем случае немаловажную роль играет формально-образовательное значение иностранного языка, то при изучении древнегреческого языка нужно, как можно скорее, усвоить основные формы морфологии, немногие синтактические особенности, возможно больший запас слов и приступать к чтению авторов, которое является здесь нашею основною целью. Изучение основных форм должно идти преимущественно индуктивным путем, благодаря которому не только достигается облегчение, но, кроме того, ученик может прекрасно ознакомиться с происхождением форм и жизнью языка. Но подобное ведение дела может быть успешным только тогда, если учителя, по возможности, не будут меняться; вообще, при нормальной постановке дела древнегреческий язык с первого класса до последнего должны преподавать не более двух учителей. Далее, важную поддержку преподаванию древнегреческого языка может оказать соединение этого предмета в одних руках с преподаванием других предметов историко-филологической группы. При подобной разумной концентрации сберегается много времени, различные предметы могут служить друг другу опорою, учебный материал упрощается, а образование общих понятий и выводов становится гораздо легче и плодотворнее.

Но главным образом достижение хороших результатов зависит от личности учителя. Прежде всего, он должен быть хорошим специалистом, обладать основательным и всесторонним пониманием языка. Но еще важнее, чтобы учитель ясно понимал, что хотел выразить тот или другой автор в известном произведении. Учитель должен быть, далее, не узким специалистом, а широко образованным, мыслящим человеком, основательно знакомым с законами логики, психологии и эстетики. Его конечною целью должно быть указание тех бесчисленных нитей, которые связывают античную древность с современностью. Поэтому учитель древнегреческого языка должен быть близко знаком с политическими, общественными, литературными и эстетическими отношениями данного времени. Только при этом условии можно надеяться, что мы заинтересуем учеников и расположим в пользу преподавания древнегреческого языка подрастающие поколения, что является необходимым условием для сохранения этого предмета в гимназии. Для этого постоянно должно иметь в виду конечную цель и выдвигать вперед общечеловеческое, типичное, свойственное всем векам и всем народам.

Но как ни важно для правильной постановки древнегреческого языка начинать чтение авторов возможно ранее и читать возможно более, тем не менее ученик должен обладать известными сведениями из грамматики, без которых чтение авторов не имело бы воспитывающего значения.

С точки зрения воспитывающего обучения способ преподавания имеет столь же важное и даже большее значение, чем преподаваемый материал. Требования по грамматике должны быть ограничены самым необходимым, но эти элементарные сведения должны быть усвоены безусловно твердо — так, чтобы ученики всегда могли легко образовывать сами известные формы по-древнегречески. Уже по истечении первых двух лет ученики должны уверенно определять все аттические формы в читаемых авторах, приобрести возможно больший запас слов и усвоить те явления языка и особенности построения и соединения предложений, знание которых является необходимым предварительным условием для всякого чтения. При изучении склонений и спряжений нужно произвести большие сокращения. С изучением морфологии везде, где только это возможно, следует соединять объяснение основных синтактических особенностей древнегреческого языка. Что касается синтаксиса, то, по мнению автора, нужно совершенно отказаться от того воззрения, что систематическое прохождение его в старших классах необходимо или существенно полезно для понимания древнегреческих авторов, для научного образования и воспитания, и вообще для исполнения той задачи, которая ставится гуманистической гимназии. «Руководство» по синтаксису должно состоять из нескольких десятков преимущественно метрических примеров на главные синтактические правила; эти примеры должны сопровождаться соответствующими заметками. Напротив того, важное значение для основательного и глубокого понимания древнегреческих писателей имеет знание синонимов и усвоение известных стилистических особенностей; но эти знания должно приобретать практически, а не брать из учебников. Разделение уроков грамматики и авторов при изучении древнегреческого языка может быть особенно опасным: подобное разделение, уничтожая концентрацию преподавания, всегда дает повод к тому, чтобы односторонне выдвигать вперед формальное, второстепенное, опирающееся на правила средство и пренебрегать — мыслию, содержанием, существенным, целью. Extemporalia должны играть самую скромную роль; ученики без диктанта прямо должны писать по-древнегречески то, что уже было ранее разучено устно или письменно, на доске. Целью этих письменных работ является усвоение и повторение элементов морфологии; поэтому extemporalia могут заканчиваться третьим годом преподавания древнегреческого языка.

С особенною осторожностию нужно делать выбор читаемых авторов. Мы должны руководиться здесь не случайностью или рутиною, или даже личными интересами, а важными педагогическими и дидактическими принципами. Между читаемыми в различных классах авторами должна существовать систематическая последовательность и внутренняя связь; необходимым результатом этой связи является самостоятельное усвоение учениками известных литературных и исторических типов, известных личностей и определенных понятий. Мы должны удерживать в школе только то, что имеет важное значение с точки зрения изображаемой эпохи или же по своему философскому, нравственному и религиозному содержанию, по своим художественным совершенствам. Нужно читать лишь то, в чем сказывается мировое значение эллинизма, что сохраняет свою силу и свое влияние и до настоящего времени. Читаемые авторы должны затрагивать не только рассудок, но и сердце и фантазию ученика; он должен читать их не только по обязанности, но и с интересом. Результатом такого чтения должно быть, между прочим, образование у ученика нравственно-религиозных идей, которыми он может руководиться в дальнейшей жизни. При указанных условиях античная древность действительно будет служить средством для глубокого и всестороннего понимания современной жизни. Важную услугу здесь может оказать упомянутое выше соединение историко-филологических предметов в руках одного преподавателя.

Что касается канона древнегреческих классиков, то Деттвейлер держится того взгляда, что мы должны основательно ознакомить учеников со стороны формы и содержания с немногими первостепенными авторами, а не заставлять их разбрасываться среди множества различных авторов. Из древнегреческих классиков автор особенно выделяет Платона и Гомера.

Зачем читать Платона?

«Научная работа и философская мысль, в конце концов, — одно и то же. С процессом истинно-философского мышления мы можем познакомить учеников только при чтении Платона».

В современной гимназии философия отодвинута на задний план, но именно поэтому все наше преподавание должно носить в известном смысле философский характер, то есть повсюду мы должны стремиться к образованию существенных, основных понятий, которые бы заставили ученика размышлять. Научная работа и философская мысль, в конце концов, — одно и то же. С процессом истинно-философского мышления мы можем познакомить учеников только при чтении Платона. Сверх того, древнегреческая философия имела важное значение для развития христианского учения и ученики гимназии должны самостоятельно, по источникам, выработать себе на основании платоновских диалогов по возможности ясное представление о Сократе, этом παιδαγωγὸς εἰς Χριστόν. Платоновский метод доказательства и рассмотрения вопросов, которые сохраняют свой интерес и до настоящего времени, является особенно важным. Таким образом чтение Платона может быть лучшей философской пропедевтикой в том смысле, что из его диалогов можно выводить нравственные и психологические истины, которые развиваются Платоном систематически и с великим мастерством. Не следует преувеличивать того влияния, которое оказывают на учеников читаемые авторы, но, с другой стороны, в качестве основы для дальнейшего решения многих важных вопросов школьная работа может иметь серьёзное и продолжительное влияние. Особенное значение для гимназии имеет Гомер, этот poeta sovrano. Поэтическое достоинство произведений Гомера, его влияние на литературу древних и новых народов и на искусство вообще неизмеримо велико, для нашего времени Гомер имеет еще большее значение, нежели он имел ранее. По мнению Деттвейлера, одним из самых важных признаков, по которому можно судить о характере известной гимназии, является, постановка в ней чтения Гомера и его отношение к другим читаемым авторам и вообще к задачам и целям гимназии. Читать Гомера нужно как можно более, не останавливаясь на мелочах, но стараясь выяснить связь целого.

Сократ как детоводитель ко Христу

«...древнегреческая философия имела важное значение для развития христианского учения и ученики гимназии должны самостоятельно, по источникам, выработать себе на основании платоновских диалогов по возможности ясное представление о Сократе, этом παιδαγωγὸς εἰς Χριστόν».

Но чтение древнегреческих авторов, как и вообще гимназическое преподавание, могут достигнуть своей цели лишь в том случае, если между учеником и учителем будет существовать более тесная, более живая связь. Задача учителя не в том, чтобы давать уроки и спрашивать их, делать поправки и смотреть за учениками, а в том, чтобы работать вместе с учениками и приучать их к самостоятельному умственному труду. Древнегреческая литература неистощимо богата высокими и плодотворными мыслями, а ее значение для нравственного и эстетического развития юношества не подлежит никакому сомнению. Но нередко возникает вопрос, в состоянии ли ученики воспринять эти высокие мысли и почувствовать художественность формы древнегреческих авторов настолько, чтобы это вознаградило за тяжелый труд изучения древнегреческого языка. Действительно ли изучение древнегреческих авторов в гимназии может оказывать на ум и характер учащихся то благотворное влияние, о котором так много говорят защитники гуманистической гимназии? На этот вопрос, от решения которого зависит сохранение в гимназии древнегреческого языка и самое существование гуманистической гимназии, автор отвечает утвердительно. При правильном ведении дела мы можем достигнуть того, что ученики будут в состоянии самостоятельно и правильным языком переводить лучших древнегреческих авторов, будут понимать и оценивать значительные отделы авторов, связанные единством основной мысли, и по источникам познакомятся с теми античными идеями, которые особенно важны для понимания нашего собственного времени.

Что касается до самого чтения, то, по мнению Деттвейлера, следует избегать слишком длинных объяснений, ограничиваясь лишь самым необходимым, немногими особенно важными руководящими мотивами. Особенное внимание постоянно следует обращать на усвоение связи читаемого и краткое его изложение. Предисловие к читаемому сочинению должно быть кратким; в нем нужно выдвинуть вперед то, что мы главным образом имеем в виду приобрести благодаря чтению данного автора или известного сочинения. Домашняя подготовка должна иметь более самостоятельный характер, заставляя учеников не только переводить слова, но и понимать мысли читаемого произведения. Ученик должен определить отношение данного отрывка к целому произведению и значение его для развития основной мысли сочинения. Сверх того, для домашней работы, в интересах пробуждения самодеятельности, можно предлагать ученикам самые разнообразные вопросы, касающиеся формы и содержания читаемого. Напротив того, самую подготовку перевода, особенно в начале чтения автора, нужно, по возможности, перенести в класс, так как дома ученики редко выполняют эту работу самостоятельно, и она теряет, таким образом, свой развивающий характер. Самый перевод должно, в конце концов, делать правильным, чистым языком, но не допуская излишних отступлений от подлинника. Одною из главных наших целей при работе в классе должно быть, несомненно, приучение учеников к переводу без подготовки. При объяснении читаемого видную роль должны играть наглядные пособия, к которым следует обращаться, возможно, чаще; сюда относятся: географические карты, портреты, модели, картины и пр. При повторении нельзя довольствоваться тем, что ученик правильно и с надлежащей интонацией переведет известный отрывок. Гораздо важнее, чтобы ученики были в состоянии свободно, в связном рассказе изложить содержание прочитанного. При этом нужно ставить вопросы, чтобы удостовериться, способен ли ученик к самостоятельному размышлению по поводу прочитанного. Значение повторения, в смысле приучения к самостоятельной умственной работе, еще более возвысится в том случае, если мы будем предлагать ученикам известные концентрические вопросы. Мы можем, например, ставить повторение в связь с родной литературой, латинским языком и т. п. По окончании известного сочинения весьма важно делать краткий повторительный обзор прочитанного; с этим обзором следует соединять окончательный вывод относительно прочитанного автора, того места, которое он занимает в литературе, относительно художественной формы произведения, тех нравственных понятий, которые вытекают из прочитанного и т. п. Само собою разумеется, что и здесь также в возможно широких размерах следует пробуждать самодеятельность учеников. Результаты, достигнутые чтением авторов и соединенной с этим умственной работой, должны выразиться в письменных работах. Кроме письменных переводов из тех авторов, с которыми ученики уже достаточно знакомы, сюда относятся сочинения или небольшие письменные работы, содержание которых должно быть заимствовано из прочитанных древнегреческих авторов. Благодаря этим сочинениям мы можем лучше познакомиться не только с прилежанием учеников, но и со степенью их развития, а равно и с тем, насколько они понимают читаемое. Сверх того, подобные работы вызывают интерес к читаемому. Эти сочинения могут также быть лучшим показателем того, насколько ученики ознакомились с античным миром. Оживлению преподавания и сохранению древнегреческого языка в гимназии всего более будут содействовать те преподаватели, которые сумеют поставить во взаимную связь античный мир и современную жизнь и основы последней указать в древности. Только такие учителя будут в состоянии спасти преподавание древнегреческого языка, а вместе с тем и гуманистическую гимназию. —

Таково в общих чертах содержание предлагаемой книги. Рассматривая ее, один немецкий критик говорит, между прочим, следующее: «Не все прочитают эту книгу с удовольствием, особенно из тех, кто любит покой и лень; но все учителя могут прочитать ее с пользою. И не следует говорить, что нельзя вести дела так, как этого требует автор; вести дело так можно прекрасно при условии, чтобы каждый отдельный учитель серьёзно стремился к этому, а каждая школа работала в одном направлении» (Lehrproben und Lehrgänge, 59. Heft, S. 113). Мы думаем, что сказанное еще более применимо к русской гимназии, чем к немецкой; мы также могли бы почерпнуть из книги Деттвейлера много полезных указаний, которые могут предохранить нас от рутины, застоя и безжизненности в преподавании древнегреческого языка. Если русской гимназии и впредь суждено оставаться гуманистической, если древнегреческий язык так же, как это было и до сих пор, будет занимать видное место среди преподаваемых в гимназии предметов, то предлагаемый автором метод может принести самую существенную и неоспоримую пользу2. Только при этом методе, по нашему мнению, преподавание древнегреческого языка в гимназии может быть действительно плодотворным, а достигаемые нами результаты вполне вознаградят за тот серьёзный труд, которого требует изучение этого предмета.


2 Такой же взгляд высказывает в своей обстоятельной рецензии Г. Г. Зоргенфрей (Филологическое обозрение. 1899. Т. XVI, 1).


 

Прежде: О преподавании греческого языка в духовных училищах

Первое склонение латинской грамматики

Далее: Как Лев Толстой изучал древнегреческий язык

онлайн древнегреческий язык

ОНЛАЙН РЕПЕТИТОР ПО ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОМУ ЯЗЫКУ
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
УРОКИ ЛАТИНСКОГО ЯЗЫКА ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор Поликарпов, преподаватель древнегреческого языка и латыни: научная редактура, ученая корректура, переводы с древних языков, оформление. Для заказа услуг репетитора по языкам античности или переводчика просьба писать сюда: zaumnik.ru@mail.ru, либо сюда: vk.com/repetitor_latyni, либо сюда: facebook.com/polycarpov.