Просветительский проект
ZAUMNIK.RU
УГОЛОК ЗАУМНЫХ НАУК
уроки древних
языков

Сергей ЖЕБЕЛЕВ

Апостол Павел и его послания

II. Биографическая канва: история и легенда {окончание}

Во время спора Павел увлекся и, намекая на одно место из пророка Иезекииля, назвал первосвященника «оштукатуренною стеною», желая этим сказать, что, хотя штукатурка и прикрывает трещины в стене, последняя всё же должна обвалиться
Академик Сергей Жебелев

репетитор латинского языка в СПб

павел и варнава в листре

Якоб Йорданс, Апостолы Павел и Варнава в Листре, 1616 г. ἐκάλουν τε τὸν Βαρναβᾶν Δία, τὸν δὲ Παῦλον ῾Ερμῆν, ἐπειδὴ αὐτὸς ἦν ὁ ἡγούμενος τοῦ λόγου — «И называли Варнаву Зевсом, а Павла — Гермесом, ибо он был предводительствующим в слове» (Деяния апостолов, 14, 12).

онлайн древнегреческий язык

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙН
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
УРОКИ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

Прежде: Жебелев, Апостол Павел... / II. Биографическая канва... {продолжение}

Далее: Софья Меликова-Толстая, Будущее время в греческом языке

А ещё: Consecutio temporum в латинском языке сравнительно с русским языком


Сергей Жебелев. Апостол Павел и его послания (Петроград, 1922): онлайн-публикация специально для проекта «ZAUMNIK.RU — Древнегреческий язык и латынь: уроки репетитора»

Сергей ЖЕБЕЛЕВ
Апостол Павел и его послания

II. БИОГРАФИЧЕСКАЯ КАНВА: ИСТОРИЯ И ЛЕГЕНДА
{окончание}

Апостол Павел после обращения

Душевное потрясение, испытанное Павлом в результате его обращения, заставило его покинуть на некоторое время Дамаск. Он отправился, по его словам, в Аравию, т. е. в соседнее царство набатеев. Занимался ли он там проповедью или просто старался успокоиться от всего пережитого, мы не знаем. Более вероятно предполагать первое. Как бы то ни было, Павел чем-то до такой степени раздражил набатейского этнарха Арету IV (он правил до 40 г., следовательно, обращение Павла имело место не позднее этого года, вероятно, около 35), что, когда Павел вернулся в Дамаск, Арета хотел, при помощи своих бедуинов, схватить его, окружил город, и Павел спасся лишь тем, что его в корзине спустили с городской стены. Потом он снова вернулся в Дамаск, оставался в нем три года и около 38 г. отправился в Иерусалим на свидание с Петром и Иаковом, братом Господним — «столпами» Иерусалимской общины. В Иерусалиме Павел оставался всего 14 дней, причем, по его словам, иерусалимские христиане даже не видели лица его. По возвращении из Иерусалима началась его миссионерская деятельность в Сирии и Киликии; отправными пунктами ее были, надо полагать, главные города обеих провинций: Антиохия и Тарс. Эта деятельность охватывает 12—14 лет, в счет которых должно включить и первое миссионерское путешествие Павла отдельными этапами его; в «Деяниях» (гл. 13 и 14) упоминаются

Иерусалимский собор 69 г. и деятельность апостола Павла после собора

Вероятно, Павел был не первым христианским миссионером, обратившимся с проповедью к язычникам. Но, несомненно, он был первым, кто рискнул на такой шаг, который должен был в значительной степени содействовать успеху его проповеди. Порвав, в силу своего обращения, с формальным толкованием Закона, он, естественно, должен был сознательно отказаться и от того унизительного его требования, которое для всех, желавших принять крещение, требовало и обрезания. В таком духе вел Павел свою миссионерскую деятельность в Сирии и Киликии, по меньшей мере в течение 12 лет, когда дух повелел ему изложить основы своего благовестия Иерусалимской общине, преимущественно в лице ее главных представителей, Петра, Иоанна, Иакова и Иакова, брата Господня. На Иерусалимском соборе 69 г. Павел одержал полную победу: он был признан апостолом язычников, его спутник, Тит, крещеный язычник и притом необрезанный, был допущен к совместной трапезе с иудеохристианами (Деяния, 15, 1—29).

Когда Павел с Варнавою вернулся из Иерусалима в Антиохию, над Иерусалимскою общиною разразилась беда. Император Клавдий посадил на иудейский престол товарища своей молодости, иудейского князя Ирода Агриппу, чтобы этим дать ему возможность поправить свои денежные дела. С точки зрения римской верховной власти назначение Ирода никаких новшеств не принесло, но для внутреннего управления Иудеи оно оказалось роковым. Римская юстиция, относившаяся милостиво к подданным римского государства, придерживалась строгого соблюдения правил во всем, что касалось формальной стороны судебных процессов: смертные приговоры иудейских властей подтверждались только в том случае, если по римским понятиям, которые, разумеется, не считались с иудейским законом, констатировано было уголовное преступление. Это было очень благоприятно для тех, кто, как христиане, или жившие вместе с иудеями язычники, не были заражены иудейским фанатизмом. Но Ирод Агриппа считал, с политической точки зрения, правильным добиться себе популярности среди верных закону иудеев, относившихся, к тому же, к Ироду с некоторым подозрением и даже вставших к нему в оппозицию. Ирод старался подавить эту оппозицию и принес ей в жертву Иерусалимскую христианскую общину, которая в особенности должна была вызвать большое против себя возбуждение со стороны фарисеев, после того как на соборе провозглашено было не требовать обрезания от язычников. Ирод по римскому обыкновению решил прежде всего расправиться с руководителями общины: оба сына Зеведеевы, Иоанн и Иаков, были казнены; Иаков, брат Господень, остался цел и невредим; на него правильно смотрели, как на иудея верного Закону (Деяния, гл. 12). Петр, спасшийся чудесным образом, бежал, вероятно, в Антиохию. Там между ним и Павлом произошел конфликт, о котором апостол рассказывает в «Послании к галатам» (см. стр. 15 сл.). Конфликт этот, надо полагать, повел если не к разрыву между Петром и Павлом, то к значительному охлаждению между ними. Отголоски этого охлаждения можно заметить в посланиях Павла. Если Петр в глазах его является «лицемером», то, с другой стороны, Павел для Петра «выкидыш» христианской религии.

Сборы апостола Павла в Рим

После Иерусалимского собора миссионерская деятельность Павла выходит из пределов Сирии и Киликии. В 49—53 гг. он проповедует во Фригии, Галатии и Троаде (Деяния 16, 6, 9), переправляется оттуда в Македонию и Грецию, причем в Коринфе проводит полтора года (Деяния, 16, 11 — 18, 17). Из Коринфа Павел возвращается в Антиохию (Деяния, 18, 18—22), проводит три года в Эфесе (Деяния, 19), снова посещает Македонию и Грецию (Деяния, 20, 1—2). Завоевав своею проповедью Восток, Павел строит планы перенести свою деятельность на Запад, дойти вплоть до Испании, т. е. крайних пределов обитаемой по тогдашним воззрениям земли. Если на Востоке штаб-квартирой апостола была Антиохия, то такая роль на Западе, очевидно, должна была выпасть на долю Рима (Деяния, 19, 21). «Послание к римлянам», как справедливо замечено, написано в ином тоне, чем другие послания. С большим тактом старается апостол подготовить почву для себя в Риме, снять с себя те упреки и клеветнические наветы, посредством которых его противники старались «забаррикадировать от него эту важную позицию». Ясно изложив основы своего евангелия, в заключительной части послания он говорит:

Передав много приветов членам римской общины (16, 1—16), апостол заканчивает послание:

Судебный процесс апостола Павла

На праздник Пятидесятницы 55 (или, по другой хронологии, 58) года Павел прибыл в Иерусалим. «Подобного рода праздники, на которые стекаются большие массы возбужденных паломников, еще и теперь на мусульманском Востоке представляют опасность своим фанатизмом» (Шварц). Павла предостерегали от иудеев. Когда он появился в Иерусалимском храме, паломники, пришедшие из Эфеса, узнали его. Возгорелся спор. Павлу бросили в упрек, что он провел в часть храма, куда могли вступать только иудеи, одного своего спутника из язычников. Во время спора Павел увлекся и, намекая на одно место из пророка Иезекииля, назвал первосвященника «оштукатуренною стеною», желая этим сказать, что, хотя штукатурка и прикрывает трещины в стене, последняя всё же должна обвалиться. Это было уже явное оскорбление, брошенное иудейской теократии. Павел был бы растерзан возмущенными иудеями, если бы его не спас из рук разъяренной толпы трибун, офицер римской когорты, которая держала караул в храме для поддержания порядка. К удивлению трибуна, Павел объявил себя римским гражданином. Его отправили в Кесарию, где всё дело должен был разбирать римский прокуратор Феликс. Разумеется, в глазах римского судьи оскорбление, нанесенное Павлом иудейскому первосвященнику, никакого значения иметь не могло. Но Павел оказался виновником народного бунта, и это могло быть вменено ему в вину как государственное преступление. Феликс никакого приговора не вынес, обходился с Павлом хорошо «отчасти по увещанию своей жены, преданной христианам, отчасти в надежде получить мзду от апостола или христиан» (Шварц). Но Феликс вскоре был смещен, и его преемник Фест начал снова разбор процесса Павла. Тут Павел воспользовался своим правом римского гражданина: признавая себя неподсудным суду римского правителя, он потребовал, чтобы его судили в Риме перед судом римского императора. Он переправлен был в Рим в качестве пленного, содержался там под военным караулом как римский гражданин, обвиненный в уголовном преступлении. Находясь под надзором римского унтер-офицера, он пользовался, однако, возможностью свободно передвигаться по городу. Так продолжалось два года, пока процесс Павла не назначен был к слушанию (Деяния, 21,17—28, 31).

Кончина апостола Павла

В «Послании к филипписеям», написанном из Рима, Павел говорит об успехах его проповеди «в узах» (1, 12). Предчувствуя, что разбор дела его может кончиться для него смертью, апостол говорит:

Всё же апостол скорее рассчитывал на благоприятный для него исход дела: он надеется побывать в Филиппах.

Но надежды Павла не сбылись. Ему был вынесен смертный приговор. Чем он был мотивирован, сказать трудно: о последних двух годах жизни апостола никаких достоверных сведений нет. Справедливо замечает Шварц, что вряд ли император Нерон подписал смертный приговор, руководствуясь фактическою обстановкою дела: «было бессмысленно карать смертью за оскорбление первосвященника в то время, когда римские прокураторы отвечали смертными приговорами на провокации иудейского фанатизма». Более вероятно, что дело Павла было решено не в его пользу в связи с местными преследованиями христиан при Нероне в 64 г., после пожара Рима. Есть и другое мнение, восходящее к церковному историку IV в. Евсевию, что Павел в первый раз был оправдан, что он успел побывать и в Испании (об этом упоминается в первом послании Климента Римского) и, только по возвращении оттуда, снова был арестован и погиб от меча палача. В таком случае, смерть апостола последовала в 67/8 году.

В принятых в новозаветный канон «Деяниях апостолов» о трагической кончине апостола Павла не упоминается. Вполне понятно, однако, когда христианство стало все более и более распространяться и укрепляться, у последователей его явилась естественная потребность иметь сведения о конце жизни славного благовестника. Точных сведений обо всем этом не было, да и получить их было трудно, особенно на Востоке: для этого пришлось бы отправляться в Рим и там наводить справки у местных христиан. Но такие предприятия в то время были и несбыточны и немыслимы. Тем не менее, потребности знать подробности о смерти апостола Павла нужно было удовлетворить. И этим занялась легенда, сначала в виде устной традиции, а затем и зафиксированная в памятниках письменности.

Апокрифические «Деяния апостола Павла»

Давно уже были известны апокрифические «Деяния апостола Павла» (Acta Pauli) на греческом и латинском языках. В 90-х гг. прошлого века {т. е. в 1890-х} немецкому ученому Карлу Шмидту удалось сделать в Гейдельберге счастливую находку: среди хранящихся там папирусов оказались и значительные отрывки коптской обработки «Деяний Павла». Благодаря этой находке, явилось возможным получить более наглядное представление об их содержании.

Деяния Павла содержали, прежде всего, повествование о путешествии апостола Павла по Востоку; оно основано большею частью, особенно во всем том, что касается местных условий, на данных канонических «Деяний». В «Деяния Павла», как показала коптская обработка их, включены были и

Акты Павла цитируются некоторыми церковными писателями (начиная с Оригена); на них ссылаются также некоторые перечни канонов. Из одного свидетельства Тертуллиана заключают обыкновенно, что «Деяния Павла» собраны были каким-то малоазийским пресвитером около 180 г.

Являются ли «Деяния Павла» продолжением «Деяний апостолов», или же они представляют собою предание, параллельное со второю частью канонических «Деяний»? Представителем первого мнения является известный немецкий богослов Цан, представителем второго — упомянутый Карл Шмидт. Фистер, исследовавший этот вопрос в своем сочинении Der Reliquienkult im Altertum (Giessen, 1909), приходит к такому примирительному, так сказать, результату: о миссионерских путешествиях апостола Павла существовали различные параллельные, в деталях отклоняющиеся друг от друга, предания. Главнейшими остатками этой литературы является

  1. вторая половина «Деяний апостолов»,
  2. коптские «Деяния Павла» и
  3. введение к одному из греческих изводов последних.
Так как «Деяния апостолов» и «Деяния Павла» пользовались в древнехристианской церкви большим авторитетом, но так как данные, заключающиеся в тех и других, отчасти стояли в противоречии, их разбили по различным путешествиям апостола; тогда и возникло предание о путешествии Павла в Испанию, и о вторичном пленении, и последовавшей за ним смерти его в Риме. Хотя об испанском путешествии апостола и есть упоминания, но о деталях его сохранились скудные сведения лишь в местной испанской традиции, и то лишь начиная с X века. Таким образом, на историческую достоверность испанское путешествие апостола претендовать не может.

Это, впрочем, приложимо и к сведениям, сообщаемым в «Деяниях Павла» во всей их совокупности. Мы всецело здесь в области не истории, а легенды. Тем не менее, и последняя представляет интерес не только с историко-литературной точки зрения, но и как материал для характеристики тех представлений, какие сложились об апостоле в христианских кругах конца I и во II веке. Поэтому считаем не бесполезным познакомить читателя с некоторыми выдержками из «Деяний Павла».

«Деяния Павла и Феклы»

Самым интересным и красивым отделом в них являются Деяния Павла и Феклы, сохранившиеся во множестве греческих списков, в пяти латинских переводах, а также в сирийском, коптском, армянском, славянском изводах. Это указывает на большую популярность легенды. Она повествует о приключении одной девушки, Феклы, происходившей из хорошей семьи в Иконии, принявшей христианство под влиянием проповеди Павла и страстно за тем к нему привязавшейся. Фекла отказывается от брака, покидает родной дом и отправляется вместе с апостолом в Антиохию. Там ее подвергают жестоким преследованиям и мучениям, но она чудесным образом остается цела и невредима. Рассказ о самом путешествии Павла стоит в зависимости от рассказа «Деяний апостолов» (гл. 13 сл.). В начале рассказа имеется любопытное описание наружности Павла, которое мы и приводим:


1 Acta apostolorum apocrypha. Ed. Tischendorf, Lipsius, Bonnet, I, Lipsiae, 1891, стр. 237. О. М. Фрейденберг, занимающаяся под моим руководством давно уже и с большим успехом «Деяниями Павла и Феклы», пришла в своей работе к несомненному, на мой взгляд, выводу, что как литературный жанр, эти «Деяния» стоят в ближайшей связи с теми произведениями греческой языческой литературы, которые обозначаются условным, может быть, термином «роман». Не сообщаю более подробно о результатах работы О. М. Фрейденберг, надеясь, что она будет со временем напечатана. {См.: Фрейденберг О. М. Евангелие — один из видов греческого романа // Атеист. 1930. № 59, декабрь. С.129—147.}


Борьба Павла со львом

В «Церковной истории» Никифора Каллиста (XIV века) сохранился занимательный рассказ о борьбе Павла со львом в Эфесе, восходящий, вероятно, также к «Деяниям Павла»:


2 Migne, Patrologia graeca, CXLV, стр. 822.


Этот рассказ о борьбе Павла со львом возник, несомненно, под влиянием слов Павла в «Первом послании к коринфянам» (15, 32):

Слова эти вставлены в общее рассуждение Павла о воскресении мертвых. В «Деяниях апостолов» (19, 23—40) подробно рассказывается о бывшем в Эфесе мятеже, поднятом некоторыми лицами из-за проповеди Павла. Последнему грозила большая опасность. Народ, схватив двух спутников Павла, толпою устремился в амфитеатр. И Павел хотел войти туда, но ученики не пустили его туда, да и власти эфесские, дружественно к нему настроенные, просили его не показываться в амфитеатре. И вот это упоминание об амфитеатре, где бывали бои со зверями и куда отправляли иногда христиан на смерть в борьбе с ними, в связи с замечанием самого Павла, что он сражался со зверем, дали повод к созданию легенды о реальной борьбе Павла со львом. Между тем слова Павла звероборствовал, конечно нужно понимать иносказательно: под зверем апостол разумеет фанатичную толпу эфесцев, которая, во время мятежа, способна была растерзать его в амфитеатре, если бы он там появился.

Рассказ о мученической кончине Павла

Самый подробный рассказ в «Деяниях Павла» посвящен его мученической кончине. Он сохранился в греческом оригинале и — частично — в латинском переводе. Известен и более подробный латинский извод легенды, являющийся распространением более краткого и сохранившийся во множестве латинских списков, а также и в восточных изводах. Приводим выдержки из этого рассказа3.


3 См. указанные Acta apostolorum apocrypha. С. 104—117.


«В Риме Павла поджидали Лука, явившийся из Галлии, и Тит, пришедший из Далмации. Увидев их, Павел обрадовался, снял за пределами Рима амбар и учил там, вместе с братьями, слову истины. О нем разнеслась молва, и многие души присоединились к Господу, так что об этом распространился слух по всему Риму; великое множество из дворца кесаря присоединилось к верующим. И была радость великая.

Некто Патрокл, виночерпий кесаря, отправившись поздно в амбар и не имея возможности из-за массы народа подойти к нему, сел на высокое окно и слушал, как Павел учил слову Божию. Так как злой диавол завидовал любви братьев, то Патрокл упал с окна и умер, о чем немедленно донесено было Нерону. Павел, духом (Божиим) узнав об этом, сказал:
— Братья, злой появился, чтобы искусить вас; выйдите, и вы найдете мальчика, упавшего сверху, при последнем издыхании. Поднимите его и принесите ко мне!
Вышедшие принесли. Толпа, увидев его, пришла в смятение. Говорит ей Павел:
— Ныне, братья, да обнаружится вера ваша; идите все сюда, восплачем к Господу нашему Иисусу Христу, чтобы жив был мальчик этот и чтобы мы остались непотревоженными.
Когда все восплакали, вернулось дыхание к мальчику. И посадив его на вьючное животное, отослали его живым вместе с другими, бывшими из царского дворца.

Нерон же, услышав о смерти Патрокла, сильно опечалился и, вернувшись из купальни, приказал другому стоять при вине. Слуги его возвестили ему, говоря:
— Кесарь, Патрокл жив и стоит за столом.
Кесарь, услышав, что Патрокл жив, испугалcя и не хотел входить. Войдя, он увидел Патрокла и в смущении сказал:
— Патрокл, ты жив?
Тот отвечал:
— Жив, Кесарь!
Нерон сказал:
— Кто оживил тебя?
Мальчик, будучи охвачен духом веры, отвечал:
— Христос Иисус, царь веков.
Смущенный Кесарь спросил:
— Итак, он будет царствовать над веками и сокрушит все царства?
Отвечает ему Патрокл:
— Да, он сокрушит все царства в поднебесной, и он один будет существовать во веки, и не будет царства, которое бы ускользнуло от него.
Нерон, ударив Патрокла по лицу, сказал:
— Патрокл, и ты будешь сражаться за того царя?
Он отвечал:
— Да, владыка Кесарь, ибо он воскресил меня умершего.
Варнава, Юст с широкою ступнею и Урион капподокиец и Фест галат, приближенные Нерона, сказали:
— И мы будем сражаться с ним за царя веков.
Нерон, подвергнув ужасным пыткам тех, кого очень любил, заточил их, приказал искать воинов великого царя и издал распоряжение такого содержания: убивать всех, кто окажется христианами и воинами Христовыми.

Среди множества других приведен был связанным и Павел. На него взирали все узники. Кесарь понял, что он (Павел) — начальник воинов. И сказал ему:
— Муж великого царя, мой пленник, зачем решил ты тайно проникнуть в римскую державу и набирать солдат из моего царства?
Павел, исполнившись духа святого, отвечал в присутствии всех:
— Мы собираем войска не только из твоего царства, но со всей вселенной, ибо нам приказано не исключать никого, кто желает служить в войске моего царя. Если и тебе угодно служить в войске его, [ты не раскаешься]. Ни богатство, ни блеск этой жизни не спасут тебя; но если ты покоришься ему и попросишь его, то спасешься. Ибо в один день уничтожит он мир огнем.

Услышав это, Кесарь повелел всех связанных сжечь огнем, Павла же обезглавить по закону римскому. Но Павел не умолкал о слове (Божием), а вступил в общение с префектом Лонгом и центурионом Цестом.

Нерон неистовствовал в Риме по побуждению злого (духа), причем многие христиане были убиты без суда, так что римляне, стоявшие пред дворцом, кричали:
— Довольно, Кесарь, ведь эти люди — наши; ты истребляешь силу римлян.
Убежденный этим, Нерон прекратил тогда (казни и повелел), чтобы никто не прикасался к христианам, пока он не расследует дела, касающиеся их. Тогда, согласно повелению, Павел был приведен к нему. Нерон остался при решении, что он должен быть обезглавлен. Павел сказал:
— Кесарь, не на короткое только время я живу с моим царем; если ты и обезглавишь меня, я поступлю так: воскреснув, я явлюсь тебе, (чтобы доказать), что я не умер, но живу с Господом моим Христом Иисусом, грядущим судить вселенную.

Лонг и Цест сказали Павлу:
— Откуда у вас этот царь, что вы верите в него, не желая переменить (своей веры) даже до смерти?
Павел, вступив с ними в беседу, сказал:
— Мужи, пребывающие в неведении и заблуждении этом, переменитесь и спасетесь от огня, надвигающегося на всю вселенную. Ведь мы сражаемся не за царя, как вы думаете, происходящего от земли, но от неба, Бога живого, который грядет судить мир за грехи, бывшие в мире этом. И блажен тот человек, который уверует в него и будет жить он вовек, когда (царь) придет сжечь вселенную, чтобы очистить ее.
Лонг и Цест умоляли Павла и говорили:
— Просим тебя, помоги нам, и мы отпустим тебя.
Павел отвечал им:
— Я не беглый раб Христов, но законный воин Бога живого. Если бы я знал, что умру, поступил бы так, Лонг и Цест. Но так как я живу для Бога и люблю самого себя, то пойду к Господу, чтобы прийти вместе с ним в славе (отца его).
Говорят Павлу Лонг и Цест:
— Как же это? После того как ты будешь обезглавлен, мы жить будем?
Пока они беседовали так, посылает Нерон некоего Парфения и Ферету посмотреть, обезглавлен ли Павел. Они нашли его еще живым. Он, призвав их, сказал:
— Уверуйте в Бога живого, который воскресит меня и всех верующих в него из мертвых.
Они же сказали:
— Мы пойдем теперь к Нерону; когда ты умрешь и воскреснешь, тогда уверуем в Бога твоего.
А когда Лонг и Цест еще сильнее просили Павла о спасении, говорит он им:
— Быстро приходите на заре к могиле моей; там найдете двух мужей, Тита и Луку, молящихся; они дадут вам печать о Господе.

Тогда Павел стал на восток, поднял руки к небу и долго молился. После молитвы поговорил по-еврейски со старейшинами и протянул шею, ничего более не сказав. Когда же спекулатор (ликтор) отрубил ему голову, брызнуло молоко на хитоны воинов. Воины и все стоявшие там, увидев это, удивились и прославили Бога, давшего Павлу такую славу. И, уйдя, возвестили Кесарю о происшедшем.

Когда он, услышав об этом, сильно удивлялся и недоумевал, пришел Павел около девятого часа, в то время, когда вместе с Кесарем было много философов и центурионов, и, став в присутствии всех сказал:
— Кесарь, вот я Павел, воин Божий, не умер, но живу в Боге моем! Тебя же немного дней спустя, постигнут многие бедствия и великое наказание, жалкий, за то, что ты несправедливо пролил кровь праведников.
И, сказав это, Павел ушел от Нерона. Тот же, услышав это и сильно смутившись, приказал освободить узников, Патрокла, Варнаву и бывших с ним.

По приказанию Павла, на заре Лонг и центурион Цест, отправившись, со страхом подошли к могиле Павла. Остановившись, они увидели двух молящихся мужей и посреди них Павла. Увидев их, они пришли в ужас от невероятного чуда. Тит и Лука, охваченные страхом человеческим, увидев Лонга и Цеста, идущих к ним, обратились в бегство. А те следовали за ними и говорили:
— Мы не преследуем вас, чтобы убить, как вы думаете, блаженные мужи Божьи, но чтобы вы остались в живых, и дали нам то, что обещал Павел, которого мы видели только что стоящим среди вас и молящимся.
Услышав это, Тит и Лука с большою радостью дали им печать о Господе, прославляя Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа, которому слава во веки веков».

Замечательное совпадение: рассказ о конце жизни Павла, как он излагается в апокрифических «Деяниях Павла», близко напоминает такой же рассказ об Аполлонии Тианском. Аполлоний так же, как и Павел, посажен был в Риме в тюрьму, предстал добровольно пред судом императора Домициана, но затем чудесным образом исчез. В этом — и почти только в этом, если не считать мелких деталей — отличие рассказов об Аполлонии и Павле. Невольно напрашивается предположение, что авторы и апокрифических «Деяний Павла» и источники, которыми пользовался Филострат в биографии Аполлония Тианского, следовали, в сущности, одному и тому же типу повествовательного рассказа, выработавшемуся в императорскую эпоху.

 

Продолжение следует

Прежде: Жебелев, Апостол Павел... / II. Биографическая канва... {продолжение}

Далее: Софья Меликова-Толстая, Будущее время в греческом языке

А ещё: Consecutio temporum в латинском языке сравнительно с русским языком

онлайн древнегреческий язык

ИЗУЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА ОНЛАЙН
Филологическая премудрость от создателя сайта zaumnik.ru
УРОКИ ЛАТЫНИ ПО СКАЙПУ

латынь по скайпу

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор Поликарпов, репетитор, преподаватель латинского языка и древнегреческого: научная редактура, ученая корректура, дополнения в фигурных скобках, оформление. Для заказа услуг репетитора по латыни или переводчика просьба писать сюда: zaumnik.ru@mail.ru, либо сюда: vk.com/repetitor_latyni, либо сюда: facebook.com/polycarpov.