курс латинского языка в СПб

Просветительский проект
ZAUMNIK.RU
УГОЛОК ЗАУМНЫХ НАУК
уроки древних
языков

Рене МЕНАР

МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ В ИСКУССТВЕ

Глава 39
Дионис героический и мистический

Вакхический поход: покорение Индии Дионисом. — Бог Дионис в Фивах. — Дионис и пираты (матросы Акета). — Гомеровский гимн «Дионис и разбойники». — Пенфей и вакханки. — Миф о превращении дочерей Миния в летучих мышей. — Дионис и Ликург. — Икарий и Эригона. — Миф о Дионисе и Ариадне. — Дионис и Персефона. — Вакхические саркофаги.
Дионис и пираты

Бог Дионис на пиратском корабле, проросшем виноградной лозой. Пираты превратились в дельфинов. Изображение на дне килика — вида древнегреческой вазы.

Прежде: Рождение и воспитание бога Диониса

Содержание книги

Далее: Геракл


ДИОНИС героический и мистический

Вакхический поход: покорение Индии Дионисом. — Бог Дионис в Фивах. — Дионис и пираты (матросы Акета). — Гомеровский гимн «Дионис и разбойники». — Пенфей и вакханки. — Миф о превращении дочерей Миния в летучих мышей. — Дионис и Ликург. — Икарий и Эригона. — Миф о Дионисе и Ариадне. — Дионис и Персефона. — Вакхические саркофаги.

 


Вакхический поход: покорение Индии Дионисом

Героическая легенда в греческих мифах о боге Дионисе (Вакхе) есть не что иное, как мифологическая история введения культуры виноградной лозы и рассказ о действии, производимом опьянением.

Страх перед опьянением и сильное его действие объясняют очень естественно ту оппозицию и враждебность к Дионису, которые он, согласно мифам древней Греции, встречал почти повсюду, когда начинал знакомить людей с виноделием.

Культ Диониса имеет много общего с культом Кибелы, и шумный характер вакхических оргий напоминает шумные праздники в честь богини Кибелы. Но история завоевания Индии придает мифам о Дионисе особенный характер.

Многие исследователи античных мифов полагают, что рассказы о походе Диониса в Индию относятся ко времени завоевания Индии Александром Великим; другие же полагают, что они относятся к более древнему периоду.

В знаменитом индийском походе Диониса принимали участие нимфы, божества рек, Силен верхом на осле, целая толпа сатиров, фавнов и вакханок.

Когда царь Индии Дериад (Δηριάδης) хочет броситься на бога Диониса, виноградные ветки, появившиеся вдруг из-под земли, обвивают все тело, ноги и руки царя и парализуют все движения Дериада. Когда армия Дериада подходит к реке, по мановению руки Диониса вода превращается в крепкое вино, и воины Дериада, мучимые жаждой, кидаются к этой реке и пьют до тех пор, пока опьянение, бред и бешенство не овладевают ими.

Изображение битв между армиями Диониса и индийцами весьма редки, но зато очень часто встречаются памятники искусства, на которых изображены триумф Диониса и его армия. Точно также возвращение Диониса-победителя довольно часто изображается в искусстве.

В лондонской Национальной картинной галерее находится картина Тициана на этот мифологический сюжет.

 


Бог Дионис в Фивах

Вернувшись из Индии, Дионис захотел, чтобы Фивы, город, в котором Дионис родился, был первым городом в Греции, который признал бы его культ, и потому отправился прямо туда.

В трагедии древнегреческого драматурга Еврипида «Вакханки» бог вина говорит следующее: «Я покинул богатые долины Лидии, обильные золотом, и поля Фригийские, я прошел по жгучим равнинам Персии и по счастливой Аравии; я обошел всю Азию и вошел в Фивы, этот первый город в Греции, который услыхал исступленный рев моих вакханок, потрясающих тирсами, увенчанных плющом».

 


Дионис и пираты (матросы Акета)

Однажды корабль, идущий из Лидии, приблизился к острову Наксосу. Лоцман этого корабля Акет приказал своим людям поискать на острове пресной воды. Матросы вернулись, ведя за собой мальчика неописанной красоты, которого они нашли в пустынном месте; он лежал пьяный, почти в забытьи, и только с трудом мог за ними следовать.

Лоцман Акет стал уговаривать матросов отпустить необыкновенного ребенка, в котором распознал бога. Но матросы отказались, говоря, что ребенок — их собственность и что они по-пиратски намерены его продать за хорошую цену.

Несмотря на сопротивление и уговоры Акета, пираты снялись с якоря и пустились в путь. Едва корабль Акета вышел в открытое море, как внезапно остановился.

Пораженные матросы натянули все паруса и принялись грести с удвоенной силой, но все их усилия ни к чему не привели.

Цепкий плющ, появившийся из недр моря, обвил весла, покрыл паруса, не допуская ветру их надувать. И перед изумленными глазами матросов появился вдруг юный Дионис, увенчанный виноградом, с тирсом в руке, окруженный тиграми, пантерами и рысями.

В то же время матросы почувствовали, как их тело покрывается рыбьей чешуей, а вместо рук и ног появляются плавники. Дионис превратил пиратов в дельфинов, и только один Акет сохранил человеческий образ.

Бог Дионис велел Акету плыть к Наксосу и там принести жертвы на его алтарях и участвовать в его мистериях.

Приключение Акета и его спутников было изображено на барельефах, украшавших памятник Лисикрата в Афинах.

Гомеровский гимн «Дионис и разбойники»

ДИОНИС и РАЗБОЙНИКИ

(гомеровский гимн, перевод В.В. Вересаева)

О Дионисе я вспомню, рожденном Семелою славной,

Как появился вблизи берегов он пустынного моря

На выступающем мысе, подобный весьма молодому

Юноше. Вкруг головы волновались прекрасные кудри,

Иссиня-черные. Плащ облекал многомощные плечи

Пурпурный. Быстро разбойники вдруг появились морские

На крепкопалубном судне в дали винно-черного моря,

Мужи тирренские. Злая вела их судьба. Увидали,

Перемигнулись и, на берег выскочив, быстро схватили

И посадили его на корабль, веселяся душою.

Верно, то сын, говорили, царей, питомцев Кронида.

Тяжкие узы они на него наложить собралися.

Но не смогли его узы сдержать, далеко отлетели

Вязи из прутьев от рук и от ног. Восседал и спокойно

Черными он улыбался глазами. Все это заметил

Кормчий и тотчас, окликнув товарищей, слово промолвил:

«Что за могучего бога, несчастные, вы захватили

И заключаете в узы? Не держит корабль его прочный.

Это иль Зевс-громовержец, иль Феб-Аполлон сребролукий,

Иль Посейдон. Не на смертнорожденных людей он походит,

Но на бессмертных богов, в олимпийских чертогах живущих.

Ну же, давайте отчалим от черной земли поскорее,

Тотчас! И рук на него возлагать не дерзайте, чтоб в гневе

Он не воздвигнул свирепых ветров и великого вихря!»

Так он сказал. Но сурово его оборвал предводитель:

«Видишь — ветер попутный! Натянем же парус, несчастный!

Живо за снасти берись! А об нем позаботятся наши.

Твердо надеюсь: в Египет ли с нами прибудет он, в Кипр ли,

К гиперборейцам, еще ли куда, — назовет наконец он

Нам и друзей и родных и богатства свои перечислит,

Ибо само божество нам в руки его посылает».

Так он сказал и поднял корабельную мачту и парус.

Ветер парус срединный надул, натянулись канаты.

И совершаться пред ними чудесные начали вещи.

Сладкое прежде всего по судну быстроходному всюду

Вдруг зажурчало вино благовонное, и амвросийный

Запах вокруг поднялся. Моряки в изумленье глядели.

Вмиг протянулись, за самый высокий цепляяся парус,

Лозы туда и сюда, и в обилии гроздья повисли;

Черный вкруг мачты карабкался плющ, покрываясь цветами,

Вкусные всюду плоды красовались, приятные глазу,

А на уключинах всех появились венки. Увидавши,

Кормчему тотчас они приказали корабль поскорее

К суше направить. Внезапно во льва превратился их пленник.

Страшный безмерно, он громко рычал; средь судна же являя

Знаменья, создал медведицу он с волосистым затылком.

Яростно встала она на дыбы. И стоял на высокой

Палубе лев дикоглазый. К корме моряки побежали:

Мудрого кормчего все они в ужасе там обступили.

Лев, к предводителю прыгнув, его растерзал. Остальные,

Как увидали, жестокой судьбы избегая, поспешно

Всею гурьбой с корабля поскакали в священное море

И превратились в дельфинов. А к кормчему жалость явил он,

И удержал, и счастливейшим сделал его, и промолвил:

«Сердцу ты мил моему, о божественный кормчий, не бойся!

Я Дионис многошумный. На свет родила меня матерь,

Кадмова дочерь Семела, в любви сочетавшись с Кронидом».

Славься, дитя светлоокой Семелы! Тому, кто захочет

Сладкую песню наладить, забыть о тебе невозможно.

 


Пенфей и вакханки

Пенфей, внук Кадма, царя и основателя Фив, стал противиться возвращению Диониса в его страну.

Повсюду уже раздавались звуки флейт и кимвалов, возвещавших о прибытии юного бога. Весь народ уже спешил навстречу Дионису, чтобы посмотреть на невиданный до того праздник.

Разгневанный царь Пенфей обращается к своим подданным, говоря: «Храбрые дети Ареса, какое безумие овладело вами?! Шум медных инструментов и флейт, смутное обещание праздного зрелища и чудес смутили ваш разум. Никогда не боялись вы ни бряцания оружия, ни блеска дротиков и стрел; вооруженный неприятель находил вас всегда непобедимыми. Неужели же вы допустите победить вас женщинам, толпе изнеженных мужчин, обезумевших от пьянства и оглашающих воздух ужасным барабанным боем? Пусть лучше нас уничтожит железо и огонь, нежели видеть, как наш город станет добычей почти ребенка, слабого, безоружного, этого изнеженного юноши, который не любит ни войны, ни сражений, не умеет управлять конями и всегда является надушенный, увенчанный плющом и одетый в платье из золота и пурпура» (Овидий).

Несмотря на советы родных, Пенфей приказал своим воинам взять Диониса и привести его в оковах.

Воины повинуются и приводят пленника, но, пока идут приготовления к казни, оковы сами собою падают, двери темницы открываются невидимой силой и пленник Дионис исчезает.

Вне себя от гнева Пенфей отправляется сам на гору Киферон, где празднуется Вакханалия в честь бога Диониса. Первая вакханка, попадающаяся навстречу Пенфею, — его собственная мать. В исступлении мать Пенфея не узнает своего сына и, воображая, что видит перед собой чудовище, кричит: «Вот он, ужасный вепрь, растерзаем его!» И все вакханки бросаются на Пенфея и разрывают его на куски.

Жители Фив, узнав о судьбе несчастного царя, признали тотчас же Диониса за бога и стали приносить жертвы на его алтарях. Миф о Пенфее, растерзанном вакханками, очень часто изображался в искусстве.

 


Миф о превращении дочерей Миния в летучих мышей

Мало-помалу культ Диониса распространился в Греции почти повсеместно. Только дочери Миния упорно отказывались признавать бога Диониса.

Вместо того чтобы участвовать в праздниках Диониса, дочери Миния сидели дома, работая и посмеиваясь над таинственными обрядами Вакханалий.

Однажды вечером, когда дочери Миния опять посмеивались над Дионисом и его культом, они услыхали звуки барабанов, флейт и кимвалов. Повсюду в доме распространился запах мирры и шафрана; холст, который дочери Миния ткали, покрылся листьями винограда и плюща, а нитки превратились в виноградную лозу, покрытую гроздьями.

Все жилище осветилось тысячами огней; повсюду раздавался адский шум, рев и рычание, как будто весь дом наполнился дикими зверями.

Дочери Миния, объятые ужасом, хотят спрятаться, но, пока они выискивают самый темный уголок дома, они чувствуют, как их тело покрывается перепонкой, которая соединяет все их члены, а вместо рук вырастают маленькие тонкие крылья.

Темнота, царящая в тех местах, где дочери Миния хотели укрыться, мешает им видеть их превращение; но вот дочери Миния поднимаются вверх и держатся на воздухе, не имея перьев; их поддерживают небольшие крылья, обтянутые прозрачной перепонкой. Дочери Миния хотят говорить и — издают только жалобный писк.

Леса не привлекают их, подобно другим птицам; дочери Миния предпочитают обитать в домах; свет — их злейший враг.

Могущественный Дионис отомстил им за пренебрежение его культом, превратив дочерей Миния в летучих мышей.

 


Дионис и Ликург

Во Фракии, куда отправился затем Дионис, бога вина стал преследовать царь этой страны Ликург, который, опасаясь опьяняющего действия вина, приказал уничтожить все виноградники.

Дионис, спасаясь от преследований Ликурга, бросился в море, где был принят радушно Тефидой, которой он в благодарность подарил золотую чашу работы бога Гефеста (Вулкана).

Все вакханки и сатиры, обычные спутники Диониса, были заключены в темницу.

В наказание за это боги ниспослали на Фракию неурожай, а царь Ликург, потеряв рассудок, убил своего сына.

Спрошенный оракул сказал, что бесплодие земли прекратится лишь тогда, когда нечестивый царь Ликург погибнет. Жители Фракии привязали Ликурга на вершине горы и растоптали его копытами своих коней.

Освобожденные вакханки посвятили фракийцев во все обряды и таинства культа Диониса.

Миф о пребывании Диониса на дне моря и дарении золотой чаши Тефиде относятся к фабрикации вина и намекают на обыкновение в некоторых странах прибавлять морской воды к виноградному соку, чтобы ускорить брожение вина.

 


Икарий и Эригона

В царствование в Афинах Пандиона, сына Эрехтея, Дионис в сопровождении богини Деметры (Цереры) посетил в первый раз Аттику.

Этот миф имеет некоторое историческое значение: он указывает на то, что, по мнению афинян, культура винограда (Дионис) и хлебных злаков (Деметра) развилась в стране только после распространения культуры оливкового дерева, дарованного афинянам Афиной Палладой (Минервой) еще при основании города.

Бог Дионис, прибыв в Афины, поселился у афинянина Икария, принявшего бога вина весьма радушно. В благодарность за его гостеприимство Дионис научил Икария выделывать вино.

Икарий, приготовив вино, угостил им соседних поселян, которые нашли его превосходным, но, опьянев, они вообразили, что отравлены Икарием, и бросили его в колодец.

У Икария была дочь, красавица Эригона, понравившаяся Дионису. От него у Эригоны был сын Стафил, т. е. «виноград» в переводе с древнегреческого языка. Стафил, сын Эригоны и Диониса, впоследствии научил людей разбавлять вино водой и тем избегать дурных последствий опьянения.

Не видя отца, Эригона вместе со своей собакой Мерой (Μαῖρα) принялась его искать. Найдя тело Икария, Эригона в отчаянии повесилась.

Боги превратили Эригону в созвездие Девы, а Меру — в созвездие Пса и наслали мор и бешенство на аттических девушек, которые, подражая примеру Эригоны, стали вешаться.

И только когда жители воздали почести Эригоне, воздвигнув ей жертвенный алтарь, бедствия прекратились.

Приход Диониса в дом Икария и горесть Эригоны часто изображались на памятниках искусства как античной, так и новейшей эпохи.

 


Миф о Дионисе и Ариадне

Дионис посетил много стран, повсюду научая людей виноделию и возделыванию виноградников.

Затем Дионис возвратился на остров Наксос, для того чтобы вступить в мистический брак с Ариадной.

Брошенная героем Тесеем, Ариадна пребывала на Наксосе. Дионис видит Ариадну спящей на берегу моря, слышит ее жалобы и, пораженный красотой Ариадны, приближается к ней, а коварный Эрот ранит ее стрелой. Прекрасная Ариадна, позабыв неверного Тесея, начинает пылать любовью к Дионису.

На многих римских фресках, открытых в Помпеях, изображено прибытие бога вина на Наксос.

Погруженная в сон Ариадна послужила темой для бесчисленных произведений античного и нового искусства.

Тициан и Лука Джордано написали несколько картин на этот мифологический сюжет.

Тип Ариадны есть как бы дополнение типа Диониса. Ариадна как бы олицетворяла вечное опьянение. Сонливое и томное выражение лица Ариадны как нельзя более соответствовало обычному выражению молодого бога Диониса.

Античная скульптура оставила нам несколько прекрасных изображений Ариадны. Между ними большей известностью пользуется статуя Ариадны, находящаяся теперь в музее Ватикана.

Прекрасный бюст Ариадны, воспроизведение которого можно найти в каждой рисовальной школе нашей эпохи, может быть также и бюстом Диониса, которому, согласно преданиям, художники часто придавали женские формы.

 


Дионис и Персефона

Ариадна является подругой Диониса почти на всех памятниках, изображавших триумф этого бога. Церемония мистического брака Диониса и Ариадны фигурирует в бесчисленных произведениях искусства; особенно часто является она изображенной на античных надгробных памятниках. Но при этом Ариадна как бы превращается или воплощается в богиню Персефону, и Дионис тогда является олицетворением смерти.

Осеннее солнце, лучи которого способствуют дозреванию винограда, есть предвестник зимы, когда все растительное царство умирает; поэтому естественно, что Дионис является в союзе с богиней Персефоной, олицетворявшей растительность.

Ариадна, олицетворяя собой вечное опьянение — состояние, ближе всего соответствующее представлению древних о смерти, также естественно соединена с Дионисом. Мистический союз Диониса и Ариадны, как символ смерти, изображался чаще всего на саркофагах.

В Элевсинских мистериях колос ржи, возрождающийся после того, как зерно сгнило в земле, и вино, образовавшееся из винограда, выжатого прессом, являются символами воскресения и подавались участникам таинств в виде пирога и питья.

Вакхические саркофаги

На многих античных саркофагах Дионису приданы черты лица покойника, а Ариадне — покойницы.

В античности существовали особые мастерские, в которых изготовлялись саркофаги. Все скульптурные украшения саркофагов исполнялись заранее, но головы Диониса и Ариадны только намечались, чтобы потом придать им черты тех лиц, для которых саркофаги предназначались.

В Лувре находится подобный памятник античного искусства, известный под названием «Саркофаг из Бордо». Голова Ариадны там только слегка намечена.

 



Прежде: Рождение и воспитание бога Диониса

Содержание книги

Далее: Геракл

уроки древнегреческого языка

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — научная редактура, ученая корректура, оформление, подбор иллюстраций, добавления, пояснения, переводы с древнегреческого и латыни; все права сохранены.