курс латинского языка в СПб

Просветительский проект
ZAUMNIK.RU
УГОЛОК ЗАУМНЫХ НАУК
уроки древних
языков

Рене МЕНАР

МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ В ИСКУССТВЕ

Глава 7
Фурии, или Античная совесть

Фурии (Евмениды, Эринии). — Род Пелопидов. — Преступление Атрея. — Клитемнестра и Агамемнон. — Электра и Орест. — Орест и Эринии. — Решение Афины. — Орест и Ифигения.
Ифигения, жертвоприношение, Агамемнон, Калхант, Калхас, Тиманф, древнегреческий миф

Ифигению несут к алтарю для жертвориношения. Римская копия I в. от Р.Х. из Помпей картины грека Тиманфа (IV в. до Р.Х.). Мужчины (слева направо): Агамемнон (закрывает лицо), Одиссей, Менелай, жрец Калхант (обнажает жертвенный нож). Национальный археологический музей, Неаполь. {Фото: (Creative Commons license): virtusincertus}

Прежде: Царство мертвых бога Аида

Содержание книги

Далее: Бог Посейдон (Нептун)


Фурии, или Античная совесть

Фурии (Евмениды, Эринии). — Род Пелопидов. — Преступление Атрея. — Клитемнестра и Агамемнон. — Электра и Орест. — Орест и Эринии. — Решение Афины. — Орест и Ифигения.

 


Фурии (Евмениды, Эринии)

Фурии (по-латински), или Эринии (по-древнегречески), что значит гневные или негодующие, олицетворяли собой угрызения совести, кару мщения и являлись исполнительницами проклятья. Рождение Фурий приписывают первому совершившемуся преступлению: когда Кронос ранил своего отца Урана, капли его крови, падая, породили Фурий. Поэтому Фурии старше Юпитера и других олимпийских богов, которых Фурии называют «юными богами» и «выскочками».

Фурии, Эринии, Орест, древнегреческий миф

Фурии преследуют Ореста. Вильям-Адольф Бугро (Bouguereau), 1862 г.

Всюду, где совершаются преступления, нарушающие священный закон о человеческой жизни, в особенности же там, где проливается детьми кровь родителей, где хозяин нарушает священный долг гостеприимства, повсюду, где раздаются жалобы и проклятия обиженных, появляются эти не знающие пощады богини. Страшный гимн Фурий, наводящий ужас и помрачающий умы, раздается, — и горе тогда преступнику! Куда бы он ни бежал, что бы ни делал, дабы от них укрыться, ничто не спасет его от Фурий. Фурии преследуют его повсюду, окружают его, нашептывая ему на ухо все подробности его преступления, доводят до сумасшествия, а часто и до самоубийства, не оставляют его в покое ни на земле, ни в Аиде.

Эти обитательницы мрака покидают свои жилища при первом запахе пролитой крови для того, чтобы, подобно кровожадным ищейкам, броситься по следам преступника. Фурий не могут остановить ни мольбы, ни особенные обстоятельства, вызвавшие преступление; преследование Фурий является как бы непреложным и неумолимым законом природы. Для античных народов Фурии являются представительницами страшного закона о возмездии, гласящего: за пролитую кровь должен заплатить своей кровью проливший ее, за каждое преступление следует наказание.

Вид этих богинь, страшных и ненавистных не только людям, но и богам, был отвратителен, и Фурии никогда не принимали участия в веселых пирах олимпийских богов. Эсхил, который первый вывел Эриний на сцену, представлял их, подобно Гарпиям и Горгонам, в виде безобразных старых женщин: у Эриний вместо волос змеи, глаза Эриний налиты кровью, зубы оскалены, одежда на Эриниях черная, длинная, опоясанная кроваво-красным поясом.

Впоследствии Эриний стали изображать в виде крылатых дев-охотниц с факелами и змеями в руках. Древнегреческий живописец Никий изобразил этих богинь в своей знаменитой картине «Царство теней». Изображения Эриний-Фурий встречаются довольно часто на разрисованных сосудах и урнах. В Лувре находится античный барельеф, где Эриний-Фурий представлены держащими скипетры, на верхушке которых находится цветок граната; их левые руки, пустые, с открытыми ладонями, намекают на то, что Эринии-Фурии — исполнительницы закона.

У античных народов понятия о милосердии и всепрощении развились очень поздно, так как в античности считали эти понятия несовместимыми с идеей о всемогуществе закона и о справедливости. Но мало-помалу явилась мысль о том, не может ли вина или преступление быть искупленным и очищенным исполнением известных религиозных обрядов. Перед Фуриями, требующими выдачи им преступника во имя неумолимого правосудия, предстают боги Олимпа, желающие иногда даровать преступнику прощение во имя милосердия.

 


Род Пелопидов

Как определить точно ту границу, когда правосудие должно уступить место милосердию? Древнегреческий миф о роде Пелопидов является как бы объяснением этой задачи. В героический век убийство могло быть отмщено только убийством же, и тот, кто оставлял безнаказанным подобное преступление, становился как бы сам преступником.

Пелопс, сын Тантала, возвращенный к жизни Гермесом по повелению богов, должен был вследствие землетрясения покинуть свою страну. Пелопс пришел к царю Элиды Эномаю, который согласился дать Пелопсу приют. Пелопс вскоре пленился его дочерью Гипподамией и стал добиваться ее руки. Оракул предсказал в момент рождения дочери Эномаю, что Эномай погибнет от руки зятя; поэтому Эномай заставлял каждого сватающегося за Гипподамию выходить с ним на состязание. Желающий сделаться его зятем должен был обогнать на колеснице его быстроногих коней; побежденного царь пронизывал своим копьем, и тринадцать юношей пали уже жертвами любви к Гипподамии.

Пелопс, как любимец богов, обратился, по словам Пиндара, к Посейдону (Нептуну) с просьбой помочь ему. Водяной бог подарил Пелопсу быстрых коней, легко одержавших победу над конями Эномая, который с горя убил себя.

Пелопс, Гипподамия, Миртил, древнегреческий миф

Пелопс побеждает Эномая в состязании на колесницах и завоевывает Гипподамию. Прорисовка изображения на древнегреческой вазе.

Но другой древнегреческий миф рассказывает, что Пелопс победил благодаря обману: он подговорил Миртила, возницу царя, не укреплять колес колесницы, вследствие чего Эномай и погиб. Пелопс обещал за эту услугу Миртилу половину царства, полученного им вместе с рукой Гипподамии, но затем не только не сдержал своего обещания, а сбросил его в море, где Миртил погиб, прокляв весь род Пелопса и призвав на его голову мщение Фурий.

 


Преступление Атрея

Смерть Эномая не была еще отмщена, и Гипподамия решила мстить за нее. У Пелопса было от нее два сына, Атрей и Фиест, и еще сын Хрисипп от нимфы. Этот последний был любимцем отца, за что братья ненавидели его; Гипподамия уговорила своих сыновей убить Хрисиппа, что они и исполнили. Пелопс изгнал их за такое преступление, и они должны были искать убежища в Микенах у царя, дочь которого, Аэропа, стала женой Атрея и принесла ему таким образом царство.

Фиест, завидуя брату, обольстил его жену, за что был прогнан из Микен, но это сравнительно легкое наказание не могло удовлетворить мстительного Атрея; он ищет примирения с братом и заманивает его опять в свое царство, убивает его двух сыновей и подает их во время пира ничего не подозревающему отцу в виде кушанья. В ужасе от такого злодеяния бог солнца не хочет продолжать свой обычный путь, повертывает назад свою колесницу и закрывает лицо свое, чтобы не видеть подобного пира. Фиест, придя в исступление от горя, бежит, подобно дикому зверю, в пустыню, а боги посылают на Микены чуму. Спрошенный напуганными жителями оракул отвечает, что чума будет опустошать страну, пока не вернется Фиест.

Атрей отправляется его искать, но находит только его сына Эгисфа, которого берет к себе и воспитывает как своего родного сына. Агамемнон и Менелай, сыновья Атрея, находят Фиеста, приводят его в Микены, где Атрей приказывает его заключить в темницу и с чисто адской жестокостью поручает Эгисфу убить Фиеста, не говоря ему, что это его отец. Но отец и сын узнают друг друга, и Эгисф пускается на хитрость: он говорит Атрею, что совершил убийство. Царь ликует и идет на берег моря приносить жертву богам; там на него нападают Эгисф и Фиест и убивают его, а Менелай и Агамемнон спасаются в Спарту к царю Тиндарею, где и женятся на его дочерях — Елене и Клитемнестре.

 


Клитемнестра и Агамемнон

Агамемнон с помощью тестя возвращается в Микены, изгоняет Фиеста и Эгисфа и поселяется там с Клитемнестрой. Менелай же наследует трон царя Тиндарея. Благодаря мудрому управлению Агамемнон расширяет свои владения блестящими победами и заслуживает титул царя царей.

Когда началась война против Париса, похитившего Елену, жену его брата Менелая, Агамемнон был избран предводителем всех войск и привел в гавань Авлиды сто своих кораблей. Но Диана (Артемида), разгневанная на Агамемнона за то, что он убил посвященную ей лань, приказала ветрам перестать дуть, и корабли не могли выйти из гавани. Прорицатель Калхант объявил Агамемнону, что, пока он не принесет в жертву Диане своей дочери Ифигении, богиня не прекратит своей мести. Тогда Агамемнон под предлогом выдачи дочери замуж за Ахиллеса берет ее от Клитемнестры, но в тот момент, когда жертва должна быть совершена, Диана заменяет Ифигению ланью, а ее уносит в Тавриду, где Ифигения становится главной жрицей в храме этой богини.

Агамемнон отправился на войну; этим воспользовался Эгисф: он является к Клитемнестре, рассказывает ей о том, как обманул ее Агамемнон относительно дочери, говорит ей о невозможности возвращения ее мужа, согласившегося принять участие в такой страшной войне, обольщает Клитемнестру и поселяется во дворце. Проходит несколько лет, и вдруг Эгисф и Клитемнестра видят зажженные огни, возвещающие возвращение Агамемнона. Клитемнестра делает вид, что радуется такому известию, и отправляет навстречу мужу посланца, поручив ему приветствовать героя следующими словами: «Иди, скажи Агамемнону — пусть поспешит он на призыв своего народа; на пороге своего дома он найдет свою жену такою, какой он ее оставил — верной, подобно сторожевой собаке, охраняющей семейный очаг, преданной ее господину и враждебной его врагам. Может ли быть для женщины более счастливый день, чем тот, в который она после окончания войны отворяет дверь своего дома мужу, сохраненному богами!» (Эсхил).

Эгисф, Клитемнестра, Герен, древнегреческий миф

Эгисф и Клитемнестра перед убийством Агамемнона. Пьер-Нарсис Герен, 1817 г.

Когда Агамемнон появляется, Клитемнестра приказывает разостлать под его ноги пурпур и одежды. Клитемнестра приветствует Кассандру, дочь Приама, пленницу Агамемнона, и говорит ей: «Покорись добровольно своей участи и сойди с колесницы. Для тебя, жизнь которой подверглась таким превратностям, должно считаться счастьем, что ты попала к господину, издавна обладающему богатствами. Выскочки же, получив неожиданно богатую жатву, бывают обыкновенно дерзки и жестоки с рабами. Здесь ты попала в дом, в котором никто ни в чем не терпит нужды» (Эсхил). Но Кассандра не слушает ее: Кассандра — пророчица и видит заранее все, что произойдет. Кассандра говорит, что слышит Эриний, запевающих их страшную песнь, видит Оргию, сидящую у этого очага, слышит запах крови и преступления; Кассандра знает, что ей суждено пасть от ножа убийцы, но Кассандра также знает, что боги не оставят безнаказанно это преступление; Кассандра предсказывает, что сын будет убийцей матери, мстя за смерть отца.

Начинается пир, все ликуют во дворце, но вскоре раздаются крики ужаса и страдания: это Клитемнестра, вооруженная топором, убивает мужа и Кассандру.

На знаменитой картине Герена (Guérin) в Лувре изображено, как Эгисф уговаривает Клитемнестру совершить убийство и вкладывает ей кинжал в руку.

 


Электра и Орест

У Агамемнона была дочь Электра (Лаодика), которая присутствовала при убийстве отца, но она даже не может с честью похоронить его и приходит только тайно оплакивать Агамемнона на его одинокую заброшенную могилу.

Опасаясь, что ее малолетнего брата Ореста может постигнуть участь отца, Электра тайно отсылает его в Фокиду к царю Строфию, его дяде по отцу; там Орест растет вместе с сыном царя Пиладом. Дельфийский оракул приказывает юноше Оресту отправиться в Микены отомстить за смерть отца. Верный своему другу, Пилад не захотел покинуть Ореста, и они отправились вместе, повинуясь оракулу.

Придя в Микены, Орест отыскивает могилу отца и приносит в память его жертву — локон своих волос. По этой жертве узнает брата Электра, ибо кто другой, как не сын, решился бы принести такую жертву памяти убитого, имя которого запрещалось даже произносить! Брат и сестра сговариваются о том, как отомстить за отца. Орест вместе с Пиладом проникают во дворец под видом странников, желающих сообщить известие о смерти Ореста. В то время как Клитемнестра не может даже скрыть своей преступной радости, что смерть избавила ее от сына, в котором она предчувствовала мстителя, Орест убивает ее, а Пилад — Эгисфа.

 


Орест и Эринии

Таким образом людское мщение совершилось, но боги не могут потерпеть столь страшного преступления, как убийство матери. Страшные Эринии бросаются на Ореста, окружают его. Орест бежит, спасаясь от них, но Эринии настигают его и мучают, помрачают его рассудок и доводят до бешенства. Орест спасается в храме Аполлона в Дельфах и умоляет бога очистить его от преступления: ведь оракул повелел ему совершить это преступление, и Орест просит спасти его от Эриний.

На одном греческом изображении видим Ореста на коленях перед Афиной, которая стоит в шлеме и с копьем в руке; сбоку виден Аполлон, защищающий Ореста от двух Эриний, у которых в руках змеи.

В Неаполитанском музее находится античная ваза с изображением Ореста, которому Эринии показывают зеркало с отражением в нем головы Клитемнестры.

Орест, Эринии, змеи, зеркало

Орест и Эринии, показывающие ему в зеркале Клитемнестру. Прорисовка изображения на античной вазе.

Но Эринии не соглашаются выпустить свою добычу. Эринии упрекают Аполлона в том, что он покровительствует матереубийце, называют Аполлона выскочкой, узурпатором Олимпа, жалуются, что он осмеливается нарушать вековечную власть Судьбы (Рока).

 


Решение Афины

Аполлон не может покинуть несчастного, прибегнувшего к его милосердию; он посылает Ореста к Афине. Орест, держа в руках оливковую ветвь, приходит в храм богини умолять ее. Эринии продолжают преследовать его и там. Орест рассказывает богине, что Аполлон уже очистил его, но что страшные Эринии не признают этого новшества и протестуют против него; тогда сама Афина, богиня мудрости, поставлена в недоумение, как ей примирить правосудие с милосердием.

Афина на вершине одной горы, называемой Ареопагом, созывает совет афинских мудрецов и предоставляет им право рассудить дело Ореста, и это послужило началом совета старцев, сохранившего название Ареопаг. Когда мудрецы порешили баллотировать этот вопрос посредством белых и черных шаров, Афина положила белый шар и тем освободила Ореста от преследовании Эриний. Но Оресту надо было еще принести очистительную жертву.

 


Орест и Ифигения

Афина и Аполлон посылают Ореста в Херсонес Таврический добыть из храма статую Артемиды (Дианы) и привезти ее в Грецию. В сопровождении верного Пилада отправился Орест в Тавриду, но — лишь только они пристали к берегу — их схватили, и, по обычаю страны, они как чужестранцы должны были быть принесены в жертву Артемиде. Их ведут в храм, где главная жрица Ифигения узнает в Оресте своего брата. Ифигения спасла брата и Пилада от смерти и вместе с ними и со статуей Артемиды уехала в Грецию.

Весь этот миф, а в особенности суд над Орестом, интересен в том смысле, что указывает, какое значение начинают принимать в древнегреческой мифологии очистительные жертвы посредством религиозных обрядов, которые омывают грешников подобно тому, как впоследствии у христиан крещение очищает все грехи мира.

 



Прежде: Царство мертвых бога Аида

Содержание книги

Далее: Бог Посейдон (Нептун)

уроки древнегреческого языка

 


© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — научная редактура, ученая корректура, оформление, подбор иллюстраций, добавления, пояснения, переводы с латинского и древнегреческого; все права сохранены.